15
 
Октября
Вторник
06:18

Золотой обоз

Легенда о золоте
По золотому следу «Орочанина»
 
Составитель Т.В. Кожемяко
 
Snimok 2 20
 
Канонерская лодка «Орочанин» была спущена на воду в 1907 году.
 
   Неуловимое золото партии

«Золотое» дело в Приамурье завертелось осенью 1918 года. Молодую Амурскую социалистическую республику буквально «обложили» со всех сторон: японцы, отряды белоказаков. Председатель Амурского совнаркома Федор Мухин принял решение —  спрятать до лучших времен все самое ценное в тайге. Слитки золота  и драгоценности из всех благовещенских банков были изъяты большевиками и  загружены на канонерскую лодку «Орочанин».

Архивная справка: 12 сентября. В Благовещенске была разоружена банда анархиста Пережогина, прибывшая из Забайкалья с золотом, захваченном в Читинском банке. Сам главарь банды Пережогин убит при разоружении его банды.

(Известия Совета трудящихся Амурской социалистической федеративной республики  1918.14 сент.). 

 Очевидно, что и золото  банды анархиста Пережогина, было также  погружено на «Орочанина».

В один из дней караван пароходов и барж выдвинулся из Благовещенска в сторону Алексеевска (Свободный).

Общее количество конфискованного золота и серебра до сих пор неизвестно. В разных публицистических  источниках информация о золотом грузе менялась: от 21 пуда до 316 пудов.  (1 пуд = 16,380496 кг)
 
Архивная справка:

17-18 сентября. В ночь с 17 на 18 сентября из Благовещенска вышел вверх по р. Зее караван судов и барж (12 судов) под охраной  канонерской лодки “Орочанин”. У железнодорожного моста близ Суражевки пароходы были встречены огнем японской артиллерии. 5 пароходов – “Мудрец”, “Хинган”, “Курбатов”, “Купец” и “Брянта” сумели прорваться вверх по реке.  “Мудрец” был подожжен и затонул выше моста. Остальные суда спустились вниз и разгрузились в разных местах. Красногвардейцы и советские работники ушли в таежные районы.

(ГАХК – государственный архив Хабаровского края   ф.44, оп.1, д.205, лл.38-43).

 Между тем, о «золотом» караване стало известно японцам, и они решили завладеть драгоценным запасом. Интервенты захватили мост под городом  Алексеевском (Свободный) и напали на красноармейцев. Под сплошным огнем пулеметов и артиллерии «Орочанин» получил «смертельные» ранения: отказал двигатель, лодка не слушалась руля. Продрейфовав до Н-Андреевки, канонерка вошла в протоку.     Красноармейцы  прекрасно понимали, что интервенты рано или поздно нагрянут в село за «золотой» канонерской лодкой. Поэтому три центнера слитков закопали в приметном месте, и, купив, у местных зажиточных мужиков телеги и коней разъехались по домам.
v 001       
Фрагмент карты Амурской области 1902г.

Несколько слитков драгметалла действительно находили местные жители, спустя много лет после «революционных» событий. Так летом 1979 года жительница Новоандреевки, пропалывая свой огород, нашла тяжелый золотой брусок, на котором было написано «Благовещенск, 1917». Женщина решила отвести слиток к брату в Благовещенск, но по дороге ее арестовали милиционеры. Селянку обвинили в том, что она хотела присвоить все золото себе. 25 процентов за найденный клад женщине, естественно не выдали.

Летом 1987 года тракторист из Великокнязевки, обрабатывая соевое поле, нашел брусок весом 12,5 кг. Мужчина отнес золото куда нужно — в милицию и получил положенные проценты — около 130 тысяч рублей. А пару лет назад в одном из огородов Великокнязевки нашлась печать с «Орочанина».

Эти три находки подтверждают самое важное — «Орочанин» с золотом заходил в Ново-Андреевку, но куда слитки исчезли потом?

 Вдруг до сих пор лежат где-нибудь возле протоки и по ним каждый день проходят коровье стадо на водопой?

           Опустевшее село

 В том, что три центнера золота в земле Великокнязевки и соседней Ново-Андреевки нет, твердо уверен старейший местный житель Николай Иванович Горбунов.

— Искали золото многие, — рассказал старожил. — В 80-е чекисты,  затем какие-то крутые приплывали на катерах, остров на Зее обследовали, но ни те,  ни другие, так ничего не нашли. До сей поры ищут. Я думаю, что если золото и есть, то его в самой р. Зее нужно искать, остров здесь был раньше большой.

 В разговоре Николай Иванович упомянул любопытнейший факт: сразу после событий с «Орочанином»  два десятка зажиточных семей уехали из села навсегда.

— Богатейшие мужики все, правда, склонность нехорошую к оружию имели, — продолжил Николай Иванович. — С золотом этим наверняка были связаны. Кстати, а там где золото находили уже после революции, там раньше село — старая Андреевка стояла, а на этих местах дома кулаков располагались.

        Золотые подсказки

 Массовый отъезд зажиточных мужиков объяснил краевед из Белогорска Владимир Кобозев.

— Когда на «Орочанина» началась настоящая охота со стороны японцев и белогвардейцев, с лодки сняли все вооружение, на часть золота купили у местных мужиков лошадей, продовольствия, телеги. Часть красноармейцев отправилась сопровождать этот «золотой» обоз, который двигался вдоль реки Томь. А найденные слитки из Великокнязевки и Ново-Андреевки как раз те, которыми расплачивались с местными жителями.

— Уходил обоз с золотом по непрочному осеннему льду. Волею исторической судьбы, дедушка супруги Владимира Николаевича, некто Кондратьев Григорий сопровождал таинственный обоз красноармейцев в конце 1918г. из д. Симка (Воскресеновка) Серышевского района до женского монастыря на устье р. Алеун. А дальше, обоз намеривался двигаться в сторону селемджинских  золотых  приисков.  В  своих воспоминаниях, супруга Григория Кондратьева,  упоминала о том, что 3 подводы с неизвестным грузом  ушли под  неустоявшийся осенний лёд где-то на маленьких озёрах напротив «Костери». Я предполагаю, - говорит Владимир Николаевич, -  что именно,  Кондратьев  и был проводником того «золотого обоза»  с канонерской лодки «Орочанин», потому что буквально через 3 дня после ухода обоза в тайгу в д. Симки нагрянули японцы. В конце  20-х гг, во время репрессий, семья Кондратьевых бросив  всё бежала в г. Иркутск, поскольку его знакомые  предупредили, что его внесли в расстрельные списки. В Иркутске, Григорий покупает приличный дом и обзаводится хозяйством. На какие средства он это всё приобрёл, неизвестно. А, может быть за плату за сопровождение «золотого обоза»?

Основную часть золота, - предполагает Кобозев В.Н.,-  скорее всего, следует искать в тайге на старых заброшенных селемджинских  золотых приисках, либо на устье р. Алеун, либо  там, где утонули 3 подводы из  таинственного обоза. Рано или поздно этот грандиозный клад будет найден!

   ampravda.ru2012/05/31/034809.html

                  Информация из книг

   В 1932 году в издательстве Дальгиз вышла книга «Амур в огне», в которой участник войны на Дальнем Востоке Илья Безродный, в частности, вспоминает: «...О судьбе ценностей, бывших на канонерке, точно неизвестно. Одни говорят, что золото было выброшено за борт в неопределенном месте на самом фарватере, другие утверждают, что ценности были выгружены в протоке и тоже в воду... И лишь три ящика золота, зарытые кем-то на берегу, были обнаружены спустя некоторое время одним из членов экипажа — Бортовым. О количестве золота (три ящика) говорила жена Бортова, но место, где было оно спрятано, сколько его израсходовано и осталось — никому, кроме самого Бортова, не было известно, и эта тайна ушла с ним в могилу...»

Краткая техническая характеристика   канонерской лодки «Орочанин»

Речная канонерская лодка “ОРОЧАНИН”, Россия, 1907 г.
Orochanin

Водоизмещение 193 т, мощность двух паровых машин тройного расширения 400 л. с., скорость хода 11 узлов. Длина наибольшая 54,5 м, ширина 8,2, среднее углубление 0,6—0,8

Вооружение: два 75-мм орудия и четыре пулемета. Всего построено 3 единицы.

                                                                                            История Николая Василенко жителя с. Великокнязевка.

В день своего рождения, 22 июня 1987 года, тракторист из Великокнязевки Николай Василенко обрабатывал на своей машине соевые поля. Около одиннадцати дня ножи культиватора обо что-то стукнули. Обернувшись, Василенко увидел на земле небольшой продолговатый брусок. Он был необыкновенно тяжелый. На нем заводским способом были вытеснены следующие знаки: «Бл. 1918, 30ф, 37, 39 ОД, 30 л, 859, N 1101».

 Василенко положил брусок в рукавицу, рукавицу сунул куда-то в кабину трактора и проработал в поле до вечера. Дома он показал брусок жене, тщательно его отмыл, а наутро сдал куда следует.

В бруске оказалось двенадцать с половиной килограммов золота 859-й пробы. По ценам, существующим три—четыре года тому назад, золото было оценено в 588 тысяч рублей. Василенко получил четверть — 147 тысяч, две тысячи из них перечислил в какой-то благотворительный фонд, остальное употребил в пользу своей многодетной семьи.

   Этот случай занесен в Книгу рекордов Гиннесса (Guinness) под рубрикой «Крупнейшие клады».

                                                                                          История Марии Ефимовой жительницы с. Новоандреевка.

 Летом 1979-го решили Ефимовы вырыть во дворе колодец. Выкопали яму, установили сруб, а выброшенную на поверхность землю частью ссыпали в щель между бревнами и краем ямы, частью оставили в огороде. Однажды Мария Ефимова, разговаривая о том,  о сем, со своею соседкой П., полола в огороде. Вдруг тяпка ударилась обо что-то твердое. Ефимова подняла с земли небольшой прямоугольный брусок, очень тяжелый, и хотела выбросить его через забор. Соседка остановила ее. Брусок этот имел «фабричный» вид, на нем были выдавлены какие-то буквы. Мария Ефимова запомнила только, что там было вроде бы написано «Благовещенск, 1917 год». Весил он то ли пять, то ли шесть килограммов.

Соседка-переселенка сразу сказала, что это золото, и предложила Ефимовой обмен: ты нам с мужем — брусок, а мы уедем к себе на Украину и оставим тебе все свое хозяйство — дом, скотину, птицу... Ефимова не согласилась. Она собралась ехать за советом в Благовещенск, к брату. Перед отъездом соседка попросила у Ефимовой разрешения отпилить от ее слитка кусочек. Ефимова не разрешила: «Если бы я его сдавать стала, меня бы спросили, куда золото дела...».   Ефимова села на теплоход и поплыла в Благовещенск. Соседи сели на моторку и поплыли в Прядчино, — наверное, звонить по телефону. В Благовещенске Ефимову уже ждали. Золото изъяли в доход государства. Поскольку было решено, что Ефимова пыталась найденное утаить, денег ей никаких не дали.

                                                                                                                                                                                     Золото "Орочанина" не пропало
 
Искать золотой клад, пропавший с канонерской лодки «Орочанин», дело безнадежное, считает благовещенец Сергей Высочин, внук участника тех далеких событий, капитана парохода «Рюрик» Демьяна Высочина. О поисках «золота партии» АП рассказала 30 мая в статье «По золотому следу «Орочанина», где краеведы и местные жители высказывали гипотезы, каким путем от места трагедии мог уйти «золотой запас» большевиков.
    Золото никуда не исчезло, считает Сергей Высочин, оно все время находилось под контролем большевиков. А найденные в Великокнязевке и Новоандреевке слитки, о которых говорят белогорские краеведы, — это лишь незначительная часть того запаса, который был вынужденно потрачен красногвардейцами и партизанами, чтобы жить в полевых условиях и вести борьбу.
    — В 1920 году после освобождения области от интервентов и белогвардейцев мой дед Демьян Филиппович Высочин, по рассказу моей матери, совершил в качестве капитана небольшого парохода «Рюрик» трудный и опасный рейс по доставке золота, хранившегося у партизан, из Стойбы по Селемдже и Зее  в Благовещенск, — рассказывает Сергей Васильевич. — Это делалось по заданию руководителей советской власти области. Естественно, что доставка осуществлялась в режиме секретности и маскировки. Весь рейс золото находилось в каюте капитана, лишая его спокойствия и отдыха. По прибытии в город ценный груз был сдан в целости и сохранности по описи.
    В 1980-е годы в одной из передач Амурского радио был озвучен исторический факт: золото из Благовещенска в Москву, минуя все белогвардейские заслоны, привез председатель Амурского областного правительства большевик Федор Зюльков. И это золото с благодарностью и под роспись принял сам Ленин.
    — Недостаток информации вокруг этой истории связан с личностями главных фигурантов дела — Федора Ивановича Зюлькова и Михаила Абрамовича Трилиссера, — считает Сергей Высочин. — Оба они после окончания гражданской войны убыли в европейскую часть страны и там впоследствии были репрессированы и казнены как враги народа. Поэтому вся информация вокруг них была блокирована.
    Однако именно с Михаила Трилиссера, профессионального революционера, лично встречавшегося с Лениным в Финляндии в 1905 году, начинается история с золотом.
    Краевед Сергей Высочин предполагает, что именно из-за золота Трилиссер и оказался на Дальнем Востоке. В книге «Щит и меч Приамурья», изданной в 1988 году, говорится, что летом 1918 года небольшая часть государственного запаса царской России белогвардейцами была вывезена из Казани во Владивосток, где большевикам удалось его захватить. Этой операцией как раз и руководил Михаил Трилиссер. В результате владивостокские железнодорожники из-под носа у японцев увезли золото и доставили его в «красный» Благовещенск.
    Так Трилиссер оказался в Благовещенске и как заезжий большевик-«федерал» временно пополнил ряды областного партийного комитета.
    Во время эвакуации советских учреждений из Благовещенска в Зею 17 сентября 1918 года ящики с золотыми слитками и монетами были погружены на канонерскую лодку «Орочанин», которая шла впереди каравана из пароходов с баржами. Доставить золото в Зею не удалось из-за внезапного нападения японцев в первую же ночь похода вблизи Свободного. Экипаж «Орочанина» героически отбил атаку японцев. Однако корабль получил неисправимые повреждения и сел на мель у села Новоандреевка. В бою с японцами смертью храбрых погибли члены экипажа «Орочанина» — артиллерийский старшина Бражкин, матросы Донченко, Кузьмин и Назаренко. Оставшиеся в живых перегрузили золото с «Орочанина» на берег, и c этого момента началась история его полевого хранения.
    Естественно, что количество золотого запаса к 1920 году уменьшилось, но учет и контроль над ним был все время, подчеркивает Сергей Высочин.
    В марте 1919 года был арестован и убит Федор Мухин, а затем его участь разделили в Благовещенске почти все большевики-подпольщики (66 человек). Однако Михаилу Трилиссеру удалось уцелеть благодаря тому, что он перед этими событиями попал в больницу. В книге «Щит и меч Приамурья» говорится, что к находящемуся в больнице Трилиссеру в феврале 1919 года нелегально прибыл посланец ЦК партии Д. Д. Киселев. Он сообщил о назначении Михаила Абрамовича уполномоченным ЦК по руководству партийной работой в Амурской области.
    — Мой дед также уцелел благодаря тому, что в тюрьме заболел тифом, и смертный приговор был отсрочен на время болезни, — продолжает историю Сергей Высочин. — Возможно, что как раз Трилиссер посодействовал тому, что Демьян Филиппович был освобожден партизанами и попал в их ряды.
    5 февраля 1920 года партизаны заняли Благовещенск и к 3 марта освободили от интервентов и белогвардейцев всю Амурскую область. Федор Зюльков стал председателем Амурского областного ревкома, а его заместителем — Михаил Трилиссер, который одновременно возглавил партийную организацию большевиков области и был редактором газеты «Амурская правда». Именно они, предполагает Сергей Васильевич, и поручили Демьяну Филипповичу вывезти золото, которое хранилось у партизан, в Благовещенск.
    Осенью 1920 года Трилиссер покинул Амурскую область в связи с переводом на работу в центральный аппарат ДВР. Позже он работал в Москве у Дзержинского. Избирался делегатом пяти партийных съездов, но в 1940 году был репрессирован и расстрелян. Та же участь постигла и Зюлькова на его родине, на Украине, куда он уехал после Гражданской войны.
    — Мой дед до конца своей жизни водил пароходы по рекам Амурского бассейна, — рассказывает семейную историю Сергей Высочин. — Несмотря на свои революционные заслуги, он все время был под подозрением у чекистов. Ведь ему удалось избежать расстрела по приговору суда во время японского оккупационного режима. 3имой 1932 года Демьян Филиппович был арестован в Хабаровске и четыре месяца находился под следствием органов ГПУ, но потом его освободили. А уже в мае того же года в качестве капитана парохода «Колумб» совершил исторический рейс по доставке к селу Пермскому первого десанта строителей города Комсомольска.
    И если участи политического заключенного в период сталинизма Демьян Филиппович все же избежал, то тюрьмы все равно не обошел. В начале лета 1945 года, во время буксировки по Зее пароходом «Томск» старой баржи с дровами, из-за мелководья она села на мель и затонула. На вахте в момент аварии был 72-летний лоцман. Нести судебную ответственность пришлось одному Высочину, как капитану. Суд приговорил Демьяна Филипповича к 4 годам лишения свободы. В 1946 году его, как тяжелобольного, по амнистии освободили, но судимости не сняли. Демьян Филиппович скончался в августе 1947 года, выйдя на пенсию.
Юлия  Борисова             геоамур.рфsources/nat_econ/transport/transport-x…
АО до рев Отвод
                                                                                                                                                       
  Фрагмент карты Амурской области 1902 -1908 гг.

  Тайна канонерки «Орочанин»

17 января 2014

В нижнем течении Зеи исчез весь золотой запас дальневосточных банков Дело было осенью 1918 года на Дальнем Востоке. Молодую Амурскую социалистическую республику окружили со всех сторон японцы, отряды белоказаков. Владивосток и Хабаровск были захвачены японцами, враг продвигался к Благовещенску. Председатель Амурского совнаркома Федор Мухин принял решение спрятать до лучших времен в тайге все самое ценное. А ценностей у большевиков хватало: в 1918 году при наступлении японцев на Владивосток весь золотой запас местных банков был переправлен сначала в Хабаровск, а потом в Благовещенск. 

 Исход из Благовещенска

Утром 17 сентября 1918 года состоялся митинг трудящихся и красногвардейцев Благовещенска, а в полдень, прощаясь с городом длинными гудками, от набережной один за другим отваливали пароходы, буксировавшие баржи с продовольствием, оружием и боеприпасами. Красноармейцы оставляли город, рассчитывая отсидеться в тайге до прихода основных сил в запада. Конечным пунктом перехода был выбран городок Зея, расположенный на одноименной реке. 

В длительное речное путешествие отправились суда: «Нижний Новгород», «Телеграф», «Бранта», «Азов», «Мудрец», «Хинган» — всего восемнадцать пароходов, пробившихся к Благовещенску через линию фронта у Хабаровска и спустившихся с верховьев Амура. Во главе речного каравана пассажирских судов и барж с партизанами, покинувшими Благовещенский рейд, шла канонерка «Орочанин». На ее борту красным суриком моряки написали: «Мы отступаем под натиском несравненно преобладающих сил интервентов, но мы отступаем временно и не сложим своего оружия в борьбе за власть Советов. Да здравствует Октябрьская социалистическая революция!»  Однако «Орочанин» был интересен не только этим замечательным призывом. На него было погружено все золото и серебро Дальнего Востока. Многие современные источники утверждают, что золота был 21 пуд, то есть 344 килограмма. Однако нам эта цифра кажется весьма заниженной, и позже мы объясним почему. 

210769 original

 

Ночной бой

Вечером того же дня караван приблизился к зейскому железнодорожному мосту. Было уже достаточно поздно, и идти в темноте между его пролетами речники не решились. Караван бросил якоря, но отдыха не получилось — вся прибрежная зона была занята японскими войсками. Завязался бой, который подробно описывается во многих военных источниках. Команда «Орочанина», показывая чудеса героизма, не только отбилась, но и обратила в бегство японских солдат. Однако повреждения, нанесенные канонерке, были настолько большими, что ее дальнейшее продвижение по маршруту вызывало большие сомнения. 

А утром от крестьян деревни Большая Сазанка стало известно о том, что железнодорожный мост захвачен японцами и они установили на нем мощную артиллерию. Вопрос о прорыве каравана в таежный Зейский район отпал, так как сильнейший из двух боевых кораблей каравана потерял боеспособность. Вторая боевая единица — посыльное судно «Пика» — не могла подавить японскую артиллерию. Более того, стало известно, что из уже захваченного Благовещенска вверх по Зее двигаются башенные лодки с японским десантом. В дальнейших исторических хрониках почему-то фигурируют два судна — канонерская лодка «Орочанин» и посыльное судно «Пика». Куда подевался остальной транспорт, непонятно. 

Под прикрытием целой, но маломощной в огневом плане «Пики» (на вооружении посыльного судна находились пулемет и трехдюймовка) «Орочанин» отошел в один из притоков Зеи и возле деревеньки Андреевки пришвартовался к берегу. На общем собрании речники и красногвардейцы решили сойти на берег, разойтись по ближайшим селам и создать партизанские отряды. Ни коней, ни обозов у них, понятно, не было. Согласно местным легендам, они вымени - вали необходимый инвентарь у местного населения на золото. То, что осталось после обмена, было тщательно спрятано где-то неподалеку. 

Больше о золоте дальневосточных банков никто не слышал, и эта история стала понемногу забываться. 

kladoiskatel 29778 2013 03 25
  Возвращение золота

Благовещенское золото стало всплывать в 70-х годах прошлого века. 

Летом 1979 года жительница Новоандреевки, пропалывая свой огород, нашла тяжелый золотой брусок, на котором было написано: «Благовещенск, 1917». Женщина решила отвезти слиток к брату в Благовещенск, но по дороге ее арестовали милиционеры. Селянку обвинили в том, что она хотела присвоить все золото себе. 25 процентов за найденный клад ей, естественно, не выдали. 

В 1986 году несколько школьников из поселка Светлого рыли себе землянку для игр. На выбранном месте стояло дерево с вытесанными иероглифами. На небольшой глубине ребята нашли флягу, наполненную золотым песком. Мальчишки разделили приятную находку между собой, но эта история дошла до государственных органов, и золото у школьников отобрали. После того как страсти поулеглись, ребята решили продолжить начатое и через полметра раскопок наткнулись на золотой слиток, который сразу отнесли в милицию и получили за находку 25% от ее стоимости. 

Летом 1987 года Николай Василенко, тракторист из Великокнязевки, обрабатывая соевое поле, нашел золотой брусок весом 12,5 кг. Мужчина отнес золото в милицию. Находку оценили в 588 тысяч рублей, и Василенко получил свои законные 25 процентов, то есть 147 тысяч рублей (космическая сумма по тем временам). А пару лет назад в одном из огородов деревни Великокнязевки нашлась печать с «Орочанина». 

                                                                                                                                                                                       
На месте событий

Областная газета «Амурская правда» — похоже, единственное издание в России, которое всерьез заинтересовалось судьбой «Орочанина». В мае этого года журналист газеты побывал на месте событий уже почти вековой давности — в селах Новоандреевка (старой Андреевки уже нет, на ее месте раскинулись пахотные земли) и Великокнязевка. Местный житель Николай Иванович Горбунов в беседе с представителями прессы выразил сомнения, что золото до сих пор лежит где-то поблизости. 

— Искали золото многие, — рассказал он. — В 80-е — чекисты, лет семь назад крутые какие-то приплывали на катерах, остров на Зее обследовали. Но ни те, ни другие так ничего и не нашли. До сей поры ищут. Я думаю, что если золото и есть, то его в самой Зее нужно искать. Остров здесь был раньше большой. Все местные краеведы уверены, что золото есть. Его дальнейшие следы, возможно, поможет найти топонимика. Например, в окрестностях есть местности, с внешне никак не объяснимыми названиями, такие как Золотой брод, Золотое озеро, Золотая падь. К чему бы это?

                                                                                                                                                                                   
 Сколько было золота?

В общем, история «Орочанина» полна загадок. То, что золото было, это очевидно. Но сколько? Почти все источники утверждают: 21 пуд. Это, как мы уже сказали, 344 килограмма. Маловато для всех дальневосточных банков. Причем если вес каждого слитка составлял более 12 килограммов, о чем говорят единичные находки, то, выходит, слитков-то было всего 25—30. Стоило ли шум из-за этого поднимать? Не проще ли было в Благовещенске спрятать? 

Далее. Как минимум три слитка было найдено. Это почти сорок килограммов золота. Многовато для того, чтобы купить коней и подводы. Но даже если красноармейцы, не зная толком реальных цен, отдали десятую часть своих запасов за лошадей, то как местные жители умудрились все это золото потерять или спрятать так, что потом невозможно было найти? Все говорит о том, что золота было куда больше и оно имело значительно более вольное хождение, чем принято считать. Один источник приводит, кстати, цифру в десять тысяч тонн. Мол, столько золота действительно было на «Орочанине». Скорее всего, взяты эти данные с потолка, но вполне возможно, что именно они ближе к истине.     Евгений Лазарев и открытые Интернет-источники, газета "Кладоискатель. Золото. Клады. Сокровища", сентябрь 2012.   clubklad.ruБлогиТайна канонерки Орочанин