21
 
Сентября
Суббота
15:54

Заселение Притомья

ЗАСЕЛЕНИЕ ПРИТОМЬЯ
В. Голубев

Как же шло заселение Томско-Бельской равнины в Амурской области?

Прежде всего, давайте сразу договоримся о том, что в этих местах казаки не селились. Некоторые краеведы стали утверждать, что первыми сюда пришли переселенцы-казаки. К их разочарованию скажем, что задачами переселения казаков являлось укрепление российско-китайской границы, поэтому все казаки расселялись вдоль берегов рек Амур и Уссури. Они двинулись из Забайкалья в 1856 г. А в 1855 первая партия иркутских крестьян сплыла по Амуру до самого устья и обосновалась рядом с Николаевом.

К началу нового заселения русскими людьми Приамурье было пустынным краем. Дауры и дючеры китайскими властями были переселены на реку Нонни в Маньчжурии ещё в конце ХVIIвека. Поэтому оседлого населения здесь почти не было, лишь кое-где, преимущественно по берегам рек и озер, обитали малочисленные тунгусские племена манегров, занимавшихся охотой и рыбалкой.

Подписание в 1858 г Айгунского и Пекинского договоров между Россией и Китаем позволило генерал-губернатору Восточной Сибири Н.Н. Муравьёву  заняться закреплением за Россией этих обширных территорий на левом берегу Амура и в Приморье. Он начал переселять сюда казаков и крестьян из Сибири и Забайкалья, а затем и из центральных губерний России. Исследователь

заселения Дальнего Востока В.М. Кабузан пишет, что «крестьянское население в крае отсутствовало до 1859 года».

(В.М. Кабузан. Как заселялся Дальний Восток. Хабаровск. 1976 г,стр.51)

Но по документам РГИА ДВ видно, что на берегах реки Томи первые русские поселенцы появились ещё в 1852 г. Так, например, в посемейных списках крестьян Амурской области за 1889 г называется первый поселенец Рыбалкин Моисей Павлович, который поселился на месте сегодняшней Васильевки в 1852 г. Загадкой остаётся его появление на территории не подвластной России.

( РГИА ДВ, ф.704,оп.4, д.498,л.218)

В 1858 г к нему поделился отставной солдат Бакумов Степан Моисеевич. В этом же году на берегу Томи было основано первое крестьянское поселение Круглое, организованнее крестьянами-переселенцами братьями Шавкуновыми (там же...)

И только в декабре 1858 г был утверждён журнал Второго Сибирского комитета, в котором по настоянию Н.Н. Муравьёва излагались основные правила о свободном и казённокоштном переселении крестьян в Приамурский край начиная с 1859 года, причём для указанных целей ежегодно отпускалось свыше 100 тысяч рублей. Н.Н. Муравьёву было разрешено выдавать крестьянам-переселенцам ссуды на покупку скота, земледельческих орудий и т.д., не превышавшие 60 рублей на каждую семью.

«Существовало два основных способа на пути, которыми производилось заселение Дальнего Востока, - пишет в своей работе А.П. Георгиевский. - Первый путь - вынужденное переселение различных отдельных лиц и целых обществ и групп. Старообрядцы и сектанты, спасавшиеся от гонений властей и искавшие отдалённых уединённых убежищ, политические и уголовные ссыльные, массами заполнявшие окраины - таковы были одни из первых засельщиков края. Сюда же нужно отнести и принудительную переброску в разное время забайкальских, донских и оренбургских казаков, беглых крестьян, штрафных солдат, которые мало-помалу ещё с конца ХУ11 века заполняли собой пустые пространства берегов Амура.

Рядом с этим был другой путь. Охочие люди, добровольцы из различных мест России, преимущественно промышленники и купцы издавна стремились на далёкую окраину в целях лёгкой и богатой наживы. Этот второй путь с течением времени вылился в массовое и планомерное заселение Дальневосточного края.

(Журнал Дальний Восток, 1994,№№ %-6, стр. 186-187)

Первыми в необжитые края двинулись старообрядцы, прятавшиеся от церковного преследования по таёжным скитам Сибири и Урала. Это были люди неукротимой энергии, обладавшие религиозным фанатизмом и большой хозяйственностью.

Весной 1859 г большая группа таких крестьян из Минусинского уезда Енисейской губернии двинулась на Восток. Обоз, состоящий из пароконных

телег, оборудованных под кибитки, быстро двигался по Сибири

Амурский краевед Новиков — Амурский считал, что такой обоз, в котором крестьяне помогали друг другу, за апрель - июль пересёк всю Сибирь, Байкал, постиг Читы, где крестьяне соорудили себе плоты и по Ингоде, Шилке, Амуру поплыли вниз по реке до самого Благовещенска. Достигнув Благовещенска, обоз снова двинулся на север по Зейско - Буреинской долине. В августе они, наконец-то, достигли берега реки Томь и начали устраиваться на жительство на новом месте. Но, не успев вырыть временные землянки, им пришлось просить их и перебраться на более возвышенный берег, где переселенцы снова соорудили себе землянки. Это произошло оттого, что в августе Томь под дождями разлилась и затопила первое их пристанище. Правда не все из них остались здесь на зимовку, часть переселенцев решила вернуться в Благовещенск, где переждать зиму, а весной вернуться назад. Другие разъехались вниз и вверх по берегу реки, основав в новых местах небольшие поселения. Так возникли заимки Павловка, Васильевка, Высокое, Никольское. Весной 1860 г к берегу Томи вышел второй обоз переселенцев. Тогда-то и было образовано село Александровское. В 1861 г. новые переселенцы пополнили поселения Высокое, Никольское, которые стали деревнями.

И если сначала переселенцы ощущали помощь со стороны государства, н> с 1862 г эта поддержка ослабла. Теперь крестьяне шли на Дальний Восток с опорой на собственные денежные средства.

26 марта 1861 г были изданы «Правила для поселения русских и иностранцев в Амурской и Приморской областях». В основу этих правил были положены начала добровольного льготного переселения с правом приобретения земли в собственность. Правила предписывали:

1.           Всем желающим селиться в Амурской и Приморской областях отводить свободные участки казённой земли во временное владение или в полную собственность.

2.         Желающим поселиться целым обществом, которое должно состоять не менее как из 15 семейств, отводить сплошной участок земли на пространстве не более 100 десятин на каждое семейство.

3.     На пространстве от вершин р. Уссури и по её течению к морю такие участки предоставлять в вечное и постоянное пользование всего общества. Общество имеет право продать участок другому обществу, состоящему не менее как из 15 семейств.

4.    Во всех других местностях отведённые крестьянским обществам участки предоставлять в пользование на 20 лет бесплатно, однако последние права ни продавать, ни отчуждать не имеют.

Значительные льготы переселенцам давал Указ Сената от 24 апреля 1861 г. На основании пункта десятого этого указа все переселившиеся на Дальний Восток за собственный счёт освобождались от отбытия рекрутской повинности на десять наборов; кроме того, они навсегда освобождались от уплаты подушной подати и лишь по истечении двадцатилетнего срока (со дня издания указа) должны были уплачивать поземельную подать.

Но, несмотря на реформу по отмене крепостного права в 1861 г и на различные льготы на основании положения 26 марта

1861     г, приток крестьянских переселенцев на Дальний Восток в

1862      г был ничтожен. В Амурскую область прибыло всего 76 душ обоего пола из Полтавской, Орловской, Тамбовской и Воронежской губерний. Ими было основано село Павловка. В 1863 - 1868 гг. приток крестьянских   переселенцев в Амурскую область усилился. В 1863 г в область прибыло 936 человек об.п. крестьян из Енисейской, Воронежской и Полтавской губерний, которые основали село Ключи. В 1864 г в Амурскую область прибыли крестьяне из Томской, Самарской, Астраханской, Воронежской и Полтавской губерний. Они основали несколько сел, и в том числе Томское и Васильевское на Томи.

В 1866 г новосёлы основали поселения Андреевка и Заливное. В 1869 г. - Новое на реке Чирге.

В 1869 г закончился первый, сравнительно интенсивный период в освоении и заселении Амурской области. Подводя итоги первому периоду в заселении Приамурья можно сделать выводы:

1.           Казачья колонизация Амурской области и Уссурийского края в 1858 — 1862 гг. была проведена успешно, но была с конца 1862 г прекращена.

2.              Наибольшее распространение крестьянская колонизация получила в Амурской области. В эти оды на Томи было создано Томское сельское общество, в которое вошло 13 деревень и несколько заимок.

Какие испытания пришлось пережить ходокам на Амур?

Обживался Дальний Восток, особенно в первые годы освоения , в чрезвычайно трудных условиях. Путь на Амур при отсутствии железной дороги был долог и труден. Крестьяне ехали на подводах, шли пешком, таща на себе семена, хозяйственный скарб и земледельческие орудия.

Выходили переселенцы в дорогу рано - в конце марта, апреле. Добравшись до Томска, останавливались на продолжительный отдых. Закупив рубили плоты или баржи и сплавлялись до Благовещенска. Естественно, что дорожные расходы были весьма значительными. Средней семье из шести человек требовалось не менее 300 рублей. Бывали случаи, когда переселенцы побирались до Амура два-три года и более.

«Целые караваны, - пишет путешественник И.М. Ядринцев, - повозок в 100 и более семей в 300-400 душ зараз двигаются по сибирскому тракту. 11ереселенцы не имеют нигде крова. Они останавливаются под открытым небом II поле. Здесь располагаются целые семьи под телегами, больные и дети находятся тут же. Положение значительной части переселенцев нищенское. Входя в Сибирь, они уже начинают питаться подаяниями по деревням и нищенство составляет профессию переселенца, иначе дойти до места у него недостало бы средств. На главной трактовой дороге Сибири крестьяне - старожилы сообщили нам, как факт, что из всего числа обозов они помнят только две партии переселенцев не побиравшихся и это была большая редкость».

( Н. М. Ядринцев. Сибирь как колония. СПб.1892, стр.214)

После зимовки в Томских переселенческих бараках караваны переселенцев двигались дальше. Как только заканчивалось весеннее половодье, крестьянские обозы шли дальше на Иркутск, Байкал. И если лошади были сильные, и люди - выносливые, то к августу они достигали Байкала. Здесь, ошеломлённые красотой

сибирского моря, они грузились на большие  биржи, которые тянули маленькие буксиры. Все на баржах молились, просили бога, чтобы не было шторма. Сколько людей потонуло в славных водах сибирского моря во время внезапных байкальских штормов!

Сроки таких переселений занимали 2-3 года, если, конечно, ничего не случалось по дороге. Прибыть в Приамурье могли не все, кто-то заболевал и отставал по дороге, кто-то умирал, у кого-то не хватило сил и средств, поэтому многие переселенцы оседали в Сибири и Забайкалье. За 1860-1882 годы в Приамурье добрались своим ходом 8086 крестьян, из которых попало на берег Томи не более 600 человек.

Чтобы добраться до обетованных земель, каждая семья должна была привезти с собой не менее 600 рублей и только тогда могла, обзаведясь всем необходимым, осесть на новом месте.

А переселенцу было необходимо:

-          построить из бесплатного леса избу - 150 рублей,

-          купить корову - 70 рублей,

-          купить 2-3 лошади и несколько рабочих быков-300 рублей,

-    купить упряжь - 100 рублей,

-    купить плуг или козулю - 60 рублей,

-    купить две бороны -10 рублей,

-    купить топоры, лопаты, вилы, куштаны и другие мелкие орудия - 15 рублей.

Итого получалось 745 — 750 рублей на семью. И если переселенец на своей телеге через всю Сибирь и Забайкалье привёз хотя бы треть всего перечисленного, то ему было, конечно, легче утвердиться на новом месте.

И труднее всего доставалось самым первым. Они, прибыв на отведённое им место, лицом к лицу сталкивались с дикой природой, которая не знала пощады к слабым. И искать помощи на стороне было не у кого. Только воля, сила человека, сплочённость крестьянских обществ помогали им отвоёвывать в этой природе место и для себя.

Прибывшим в Приамурье крестьянам предоставлялось сначала право самим выбрать для себя место поселения. Переселенцы быстро это усвоили и, начиная с конца 80-ых годов XIX века, стали посылать на Амур и Зею своих ходоков - гонцов, задачей которых было подыскать хорошее место для поселения. Они прибывали в Приамурье раньше на год или два и искали подходящие земли. Найдя их, ехали домой или встречали в Благовещенске очередной сплав, находили своих односельчан и вели их на место будущего поселения.

Но всё равно, темпы переселения крестьян в наш район снизились: за 40 лет вселилось только 693 хозяйства, что составляло 25% от общего числа переселившихся до 1905 г.

(А.Д. Данилов и Николаев. Амурская область. Районы. Ленинград. 1937 г, стр. 117)

Конечно, сельская беднота добраться до Благовещенска из Центральной России со своими скудными средствам не могла. Переселялись преимущественно более-менее зажиточные крестьяне.

Огромную роль в усилении темпов заселения Притомья сыграло решение правительства от 1891 г о начале строительства Великой Транссибирской железнодорожной магистрали, которая начиналась от Челябинска и должна была пройти через крупные города Сибири до Читы, откуда она поворачивала круто на юг в Китай, где строилась Китайская Восточная железная дорога. Она должна была соединить Владивосток с Москвой и Петербургом. В 1902 г эта дорога была построена, но она не прошла по Амурской области, что вызвало большие трудности по доставке переселенцев на амурские земли. Теперь переселенец должен был ехать до Читы, а затем сплавляться вниз по Амуру до Благовещенска.

1 июля 1891 г началось строительство Уссурийской железной дороги от Владивостока до Хабаровска. В 1897 г из Владивостока в Хабаровск прошел первый поезд, и Уссурийская железная дорога заработала. В январе 1899 г поезда из Москвы могли уже пройти всю Сибирь и достичь Байкала, а через год - Сретенска. Переправа через Байкал осуществлялась на паромах.

Это событие открыло новые возможности для заселения Сибири и Дальнего Востока. Теперь можно было использовать железную дорогу до самого Сретенска, а затем - сплав по Амуру.

Был выработан и утверждён льготный железнодорожный тариф для переселенцев. Началось изучение районов заселения. И всё же это делалось чрезвычайно медленно и нерасторопно. Лишь в 1896 г в Амурской области, наконец, появился переселенческий чиновник. Сенатор Иваницкий так характеризовал  постановку переселенческого дела в Приамурском крае в период до русско-японской войны: « Трудность сообщения с этой окраиной, незначительность средств, отпускавшихся на переселенческое дело, неустойчивость взглядов правительства на значение переселения для экономического быта областей Европейской России и, наконец, отсутствие надлежащей административной организации по заведыванию переселенческим делом на местах - всё это явилось сильным тормозом для успешной колонизации края». ( Высочайше командированного на Дальний Восток товарища главнокомандующего землеустроительного и земледельческого сенатора Иваницкого отчёт по переселенческому делу. СПб.1909)

А как это отражалось на самих переселенцах, убедительно показал русский писатель Н. Телешов, совершивший в 1894 г путешествие по Сибири. В Тюмени он имел возможность воочию убедиться, в каких ужасных условиях находились переселенцы в пути. Он описывает «...широкое, огромное поле, раскинувшееся километрах в двух за городом. Если глядеть на него издали, то можно подумать, что оно покрыто почти сплошь белыми овцами; на самом деле это белели низенькие палатки, настолько низенькие, что в них мог поместиться человек в сидячем положении; это были даже не палатки, а груды тряпок, висевших на скрещённых шестах. Среди переселенцев находились и семьи, едущие на Амур. Их по многу недель не отправляли дальше. На вопрос автора: «Что же вы здесь делаете?» последовал ответ: «Ребят хороним да последние гроши проедаем».

(Н. Телешев. Записки писателя. Москва. 1952, стр.140)

Заселение в эти годы нашего района велось за счёт украинских крестьян. С 1882 по 1905 годы в Амурскую область переселилось 67,7 тысяч человек, и в (большей мере с Украины. Это переселение затихло с началом русско-японской войны 1904 - 1905 годов. Успешное заселение Приамурья в конце XIX - начале XX века в связи с появлением железной дороги и организации морских перевозок из Одессы во Владивосток переселенцев привело к тому, что правительство 22 июня 1900 г утвердило новые «Временные правила» для образования переселенческих участков. По этим правилам с 1 января 1901 г вместо 100-десятинного надела на семью переселенцы наделялись на каждую мужскую душу в семье 15-ю десятинами удобной земли, считая и лесной надел. В то же время сёла, образованные до 1 января 1901 г. продолжали пользоваться землёй по прежним нормам. Это сразу поставило переселенцев X I X века в привилегированное положение по сравнению с новосёлами XX века, что сказалось позднее на обострении классовой борьбы в деревне.

Тем не менее, рост переселенческого движения привел к основанию в районе новых населенных пунктов. В 1890 г переселенцами из Полтавской губернии было основано село Успеновка, в 1895 г - Чернетчино, в 1896 г - Святиловка и Лохвицы, в 1892 г - Ново-Селитьба. Эти сёла были организованы целыми сельскими обществами, поэтому одиночные переселенцы стали подселяться к уже существующим сельским обществам. Так, например, к Васильевскому сельскому обществу в 1903 г были подселены семьи четырёх братьев Машкиных -Игнатия, Симона, Василия и Антона. В 1886 г в Томской волости переселенцами были основаны поселения Андреевка и Комиссаровка, в 1887 г. – Тарбагатай.

Численно выросли и старые поселения.

В 1883 г была образована Томская волость, старшиной которого был сначала Батуев, крестьянским начальником - надворный советник И.С. Вологдин, участковым приставом - А.Н. Геринг.

С 1902 г на Дальний Восток хлынула сельская беднота с Украины. В Амурскую область переселилось в 1902 г 6420 человек обоего пола. Они основали в области 11 новых населённых пунктов, в том числе Бакчиревку (Бочкарёвка). В 1903 г была основана Тавричанка, а в 1904-1905 гг. основаны поселение Озерное (Озеряне) и Заречное.

Как и в 60-70-ые годы XIX века, переселение на Дальний Восток было крайне затруднительно. Помощь властей была незначительна. Железная дорога была перегружена составами с переселенцами. На земли Дальнего Востока шли безземельные или малоземельные крестьяне.

«Невольно приходит в голову вопрос - что влекло их так сильно через всю Сибирь, мимо всех тех благодатных мест, где после прохода этих немногочисленных путников осели миллионы позже пришедшего русского крестьянства? Верный ответ на этот вопрос затерян в недрах крестьянской психологии, но с некоторой вероятностью можно допустить, что здесь действовали три причины, располагавшиеся по степени силы в таком порядке: 1) свобода от воинской повинности; 2) полная фактическая свобода вероисповедания; 3) безграничный земельный простор, отражавшийся в 100 десятинах на двор».

(Колонизационное значение земледелия в Приамурье. Труды по высочайшему командированной Амурской экспедиции. Составитель С.П. Шликевич. СПб. 1911, стр. 98)

К 1 января 1919 г в числе переселенцев оказалось в Томско-Бельском подрайоне 14% безлошадных, 64,8% - бескоровных, 6,9% - безжилищных, 34,2% - беспосевных 30% - без распашки. Это говорит о том, что переселенцы прибывали с небольшим капиталом. А ведь капитал был очень нужен. Не считая стоимости провоза переселенца в 10-12 рублей на душу, стоимость проведения на участок грунтовой дороги - 30-35 рублей, постройки переселенческих бараков, больниц, остановочных пунктов, снабжение продовольствием и лечение больных и т.д.

Итого, устройство одной души мужского пола обходилось казне в 100 рублей, а семьи со средним составом - в 350 рублей.

Другая затрата правительства в виде личной денежной ссуды каждому семейству (до 200 рублей в среднем).

А переселенцу надо: сруб избы 9 на 9 аршин без крыши, дверей, рам и мечи с полом и потолком - 220 рублей, лошадь средняя томской породы - 120 рублей, корова томская - 120 рублей, плуг - 25 рублей, корчёвка деревьев на десятине - 25-30 рублей, прокормление семьи в течение года, считая 6 человек по 12 пудов муки - 110-120 рублей.

Итого, не считая стоимости мелочей, т.е. крыши на дом, печи, окон, пиорей, упряжи, телеги, саней, масла, соли, овощей и прочего, необходимая ссуда определяется в 650 рублей, а всего нужно 1000 рублей. Государство же давало 200 рублей.

Основная масса переселенцев за все эти годы представляла обездоленную крестьянскую бедноту из украинских губерний и центральной чернозёмной полосы. Значительная часть этих нищих крестьян шла куда глаза глядят, ибо им нечего было терять дома, а впереди маячила надежда что-либо прибрести.

Царские переселенческие органы оказались не в состоянии более или менее сносно организовать переселенческое движение. Обслуживание переселенцев в пути проходило из рук вон плохо. Вагоны - теплушки наскоро переделанные из товарных, были мало приспособлены для долгого в них пребывания. Они не имели ни вентиляции, ни санитарных удобств, ни сносного топления. Если к этому добавить, что никаких норм для размещения в этих вагонах не существовало и железнодорожное начальство старалось, как можно больше вместить в них людей, то станут ясными условия передвижения переселенцев по железной дороге.

«Крестьянская беднота сплавлялась в Сибирь в неприспособленных скотских вагонах, битком набитых стариками, детьми, беременными женщинами. В этих же скотских вагонах (со знаменитой надписью - «40 человек, 8 лошадей») переселенцы готовят пищу, стирают бельё, здесь же нежат часто заразные, больные, которых переселенцы имеют обыкновение скрывать из боязни, что их высадят и они отстанут, таким образом, от своей партии. На конечных пунктах и на станциях переселенцев высаживают, в лучшем случае, под специально устроенные палатки, в худшем случае, прямо под открытое небо, под солнце и дождь».

(Ленин В.И. Соч. т.18,стр.81)

Ещё хуже были организованы перевозки по Амуру и его притокам.

Изголодавшиеся, прохарчившиеся до копейки, часто совершенно больные, побирались переселенцы до места водворения. Не лучше встречали крестьян переселенческие органы и на местах.

Попадая в старожильческие сёла, переселенец сталкивался, прежде всего с тем, что он не мог найти отведённую ему по плану чиновника землю.

Оказывалось, что она уже давно была захвачена кулаками-старожилами, а если что-нибудь и оставалось, то лишь отдельные куски таежной целины, заросшие

 кустарником, а часто и деревьями. Раскорчёвывать такие участки и вспахать землю вновь прибывший был не в состоянии. Казённой ссуды еле хватало, чтобы построить жильё и некоторое время прокормиться. Это вынуждало переселенца обращаться к кулаку и работать у него на кабальных условиях.

Не легче было положение и тех, кто отправлялся на новые участки основывать новые селения. Намечались эти места большей частью по карте. Редко когда переселенческий чиновник побывал сам на месте и знал условия, в которых будут жить новосёлы. Для них не было приготовлено даже палаток. В большинстве случаев переселенцы строили себе землянки, в которых жили до окончания постройки постоянного жилья. Но и переход в новые дома не означал ещё конец мытарств. Ссуду выдавали по частям по мере освоения участка. А освоение - корчёвка деревьев, подъём целины и посев тянулись долго. Чиновники с этим не считались и ссуду задерживали.

Выбор участков и мест для новых посёлков часто определялся желанием быть ближе к реке, при этом иногда совершенно не учитывались особенности приамурского климата. Это вело к тому, что в конце лета разливы рек уносили сено в стогах, размывали почти созревший хлеб, а часто и топили и постройки.

Всё это привело к тому, что среди сельского населения стала наблюдаться резкая дифференциация на кулаков - стодесятинников, с одной стороны, и бедняков - новосёлов, с другой. Среди новосёлов было 78% бедняков, 18% - середняков и 4% зажиточных.

Тем не менее, в районе после оседания новых переселенцев выросли посевные площади, изменилась и структура зерновых посевов: на первое место стали выходить пшеница и овёс, а посевы ржи уменьшились. В годы первой русской революции 1905-1907гг. крестьяне района не отличались высокой революционностью. Единственное требование, которое они выдвигали в это время - передел земли.

Когда началась первая мировая война, крестьяне сначала не призывались в армию, но в 1915 г свыше половины крестьян района были призваны под ружьё. Почти 43% крестьянских хозяйств лишилось мужской рабочей силы. Многие семьи стали разоряться и в первую очередь новосёлы. Этим сразу же воспользовались зажиточные крестьяне, которые стали захватывать пустоши. Они резко увеличили свои запашки.

По этой причине основная масса крестьян в нашем районе приняла активное участие в событиях 1917 - 1918 годов.

Суммируя всё сказанное о переселении крестьян, надо сказать, что они совершили трудовой подвиг, освоив большие массы Томско-Бельской равнины. Благодаря их труду и образовался Белогорский район.
                                                             Очерки по краеведению Белогорского района,
г. Благовещенск, 2011 стр.15-24